понедельник, 23 июня 2008 г.

Историография и иконография Госпрома.

Задачей украинских теоретиков архитектуры является рассмотрение и оценка важнейших памятников истории и культуры, существующих на территории Украины в контексте процесса развития мировой архитектуры. Госпром является выдающимся памятником советской архитектуры ХХ века. Для того чтобы соотнести ценность Госпрома в масштабе истории мировой архитектуры, необходимо проанализировать источники сопутствующие ему, выявить его культурное значение.
В общих работах Госпром подается как памятник эпохи первых советских лет (1). Основные сведения о нем ставшие основой многих научных работ, взяты из периодической печати времени создания ансамбля площади Дзержинского. Наиболее полно вся история создания и существования Госпрома приведена в книге «Госпром» Э. М. Звоницкого и А. Ю. Лейбфрейда (2). История Госпрома как отражение эпохи 1920-1930-х годов дана в юбилейном издании «Госпром. Время. Судьба» (3). Но в этих работах нет объяснения, почему именно Госпром, а не другие достаточно крупные харьковские стройки, например, ЭСХАР или Дом санпросвещения, стал символом этой эпохи.
Источники, сопутствовавшие созданию Госпрома, составляют целый пласт информации. Строительство Госпрома запечатлено на фотографиях, гравюрах, кинолентах, в рассказах, стихах и конечно же в газетных репортажах.
Задачей данной статьи является анализ материалов, которые позволяют выделить Госпром из ряда крупных сооружений, как в памятник мирового значения. С этой целью собраны, классифицированы и проанализированы все литературные источники о Госпроме. В дополнение к ним будет рассмотрены иконографические источники здания.
Существует большое количество работ о Госпроме, рассматривающие его как состоявшийся памятник архитектуры. Среди них есть и научные работы, и работы популяризирующие Госпром. Но все они базируются на литературе, написанной о Госпроме в 1920-х – начале 1930-х годов. Поэтому в рамках этой статьи рассматриваются источники созданные до 1934 года, то есть до того периода, когда Госпром публично был назван памятником.
В Харькове, который только в конце 1917 года стал столицей Украины, отсутствовали здания, соответствующие его столичному статусу. Существовала острая необходимость в помещениях для трестов и наркоматов, временно занимающих жилые здания. 21 марта 1925 года на заседании Украинского экономического совета (УЭС) была представлена докладная записка, в которой доказывалась экономическая выгода от постройки здания для организаций, управляющих промышленностью Украины. Было предложено немедленно заняться организацией такого строительства, с тем, чтобы подготовительные работы начались во время строительного сезона 1925 года.(4)
Эта стройка изначально позиционируется как выражение достижений Советской Украины. Это отразилось даже в названии здания. Организация, созданная для строительства будущего здания, называется Паевое товарищество по постройке и эксплуатации «Дома государственной промышленности». В этом словосочетании ясно слышен лозунг об индустриализации страны.
Здание Госпрома замышляется как выдающееся. В октябре 1925 года в одном из октябрьских номеров журнала «Пламя» (5) описывается хроника строительства. В этой хронике стройке даны основные определения: «волховстроевский» характер, гигантский муравейник, высокая механизация строительных процессов. В ней даже дана картина эксплуатации Госпрома: сияющий огнями двенадцатиэтажный колосс из фантастического романа, асфальтовые улицы, снующие вокруг автобусы и автомобили, льющийся из громкоговорителя московский концерт. Все это настолько точно сбылось, что понимание того, что в статье дана программа строительства и в момент написания статьи на месте будущего Госпрома только начаты земляные работы, приходит только тогда, когда в заключении сказано, что отношение к будущей стройке скептическое и многие не верят, что задуманное произойдет.
Здание неуклонно создается «выдающимся». На исключительность здания работает все: международный конкурс на его проект, передовая для середины 1920-х годов архитектура, сложные железобетонные конструкции, не имеющие аналогов даже в Европе, высокая техническая оснащенность здания.
Не смотря на то, что комплекс строился пайщиками, в 1926 году начинаются финансовые трудности. Начальник строительства Госпрома П.П. Роттерт выезжает в Москву, где находит поддержку строительству в лице Ф. Э. Дзержинского. В мае 1926 года во главе делегации ВСНХ он приезжает на постройку ДГП. На августовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1926 года принимается решение о внеочередном финансировании строительства Госпрома. (6)
Как и многие названия того времени, Дом государственной промышленности в рабочем порядке сократится до «Д. Г. П.». В архивных документах встречается и сокращение – Домгоспром. В разных источниках изменяется и название организации строящей Госпром. Например, в программе II всеукраинской архитектурно-строительной выставки (7), в списке хозорганизаций и трестов находим: Постройка Дома Госпромышленности. О той же строительной компании говорят как об Аппарате Домгоспрома или как об организации ДГП.
После смерти Ф. Э. Дзержинского 20 июля 1926 года коллектив рабочих и технического персонала Госпрома ходатайствует о присвоении строящемуся зданию имени Ф. Э. Дзержинского. В том же году 21 ноября на митинге в торжественной обстановке главы ВУЦИКа П. И. Петровский и Совнаркома УССР В. Я. Чубарь произвели торжественную закладку фундамента Госпрома. Там же было сообщено, что Дому присваивается имя Феликса Эдмундовича Дзержинского. Вероятно, тогда же была сделана фотография, находящаяся в музее ПЭПа «Госпром» (рис. 1). На ней запечатлен митинг, на котором трибуна украшенная портретом Дзержинского стоит в котловане над фундаментами строящегося Госпрома.
Создание Госпрома постоянно освещает пресса. В разных изданиях выдающуюся стройку описывают, учитывая интересы своего читателя. В научном издании поместили обоснование экономической целесообразности постройки и анализ проектов пришедших на конкурс (4). А в газете «Пролетарий» (8) интересным для читателей посчитали работу технической диковины – камнедробилки.
В разных издания встречаются противоречивые сведения об уровне механизации строительных работ при постройке Госпрома. Гамоляка в своей работе пишет: «Его строительство в условиях слаборазвитой строительно-промышленной базы имело большое идеологическое значение» (С. 96, 9). В архивных документах сохранилась докладная записка, в которой дается характеристика организации ДГП на момент окончания строительства Госпрома. Согласно ней, в 1928 году «ДГП имеет вполне оборудованные механическую, кузнечную и деревообделочную и ряд других мастерских… Имеется оборудованная краскотерка, оборудована собственная сушилка леса, механизированный внутри строительный транспорт» (Л. 206, 10).
Противоречивость в оценке возникает от того, с каким уровнем механизации - с современным или с общим уровнем механизации строительных процессов на 1928 год – ведется сравнение. Организация стройки такого крупного, даже на сегодняшний день, объекта, несомненно, была на очень высоком уровне. Об этом свидетельствуют и воспоминания строителей Госпрома (6) и сроки в которые его построили.
Лучшей иллюстрацией к созданию Госпрома может служить гравюра бойчукиста Ивана Падалки «Будинок Держпромисловості», выполненная в 1927 году (Рис. 2). Композиция и намеренное искажение масштаба подчеркивают величину и грандиозность нового сооружения, в сравнении со старыми бараками и лошадиной тягой. По сравнению с гравюрой фотофиксация строительства (Рис. 3) не может отразить образ здания, сложившийся в головах его создателей.
Что выражал собой Госпром для творческой молодежи Харькова можно проследить по их декларациям, которые были популярны в 1920 – 1930-е годы. Декларация творческой группы «Нова генерація» (Рис. 4), в которую входили молодые харьковские архитекторы, работающие на постройке Госпрома, была напечатана на обложке одноименного журнала. Она звучала так: «Ми за: комунізм, інтернаціоналізм, індустріялізм, раціоналізацію: винахідництво, якість, економність; соціяльну витриманість, універсальну комуністичну установку: побуту, культури, наукотехніки; нове мистецтво» (С. 2, 11). Госпром интернационален по архитектуре, его формы индустриальны, на его строительстве широко применяется рационализация, его функция соответствует универсальной коммунистической установке и он является флагманом нового искусства. То есть Госпром соответствует этой декларации более чем на 80%.
Строящийся Госпром позиционируется как выдающееся здание, это «Радянський велетень». К Госпрому никогда не применяется приземленный эпитет административное здание. Когда в мемуарах А. Семененко (10), человека с четко сформировавшимися националистическими взглядами, Госпром назван «бюрократичним велетнем» это наглядно иллюстрирует его активное непринятие идеалов Советской Украины. И только читая мемуары других украинских эмигрантов, и работы современных историков начинаешь понимать, что Госпром строился для огромного, сложного, бюрократического аппарата, управляющего промышленностью Восточной Украины.
В 1925-1928-х годах Госпром посещают почетные гости: политические деятели Советского Союза К. Е. Ворошилов, Г. М. Кржижановский, В. В. Куйбышев, А. В. Луначарский, Г. К. Орджоникидзе, С. В. Косиор, Д. И. и М. И. Ульяновы; деятели науки академик АН СССР А. В. Винтер, академик АН УССР А. Е. Крымский, В. М. Птуха, Г. А. Иванец и Н. В. Левченко. На стройку приезжают известные литераторы Анри Барбюс, Владимир Маяковский, Теодор Драйзер, Максим Горький.
Гости восторженно отзываются о Госпроме. Анри Барбюс описал свои впечатления в очерке «Дом-гора», который был впервые напечатан в журнале «Монд», а в последствии вошел в книгу «Россия». В свой статье он дает Госпрому эпитеты: дом-гора, ковчег, человеческий муравейник. Его описание здания поэтично: «…поднималось огромное сооружение со строгими и выразительными контурами. Когда смотришь на него, кажется, будто перед тобой несколько больших светло-серых дворцов. Благодаря строгому фасаду в форме полукруга и симметрическому равновесию своих крыльев от 7 до 14 этажей Дом Государственной промышленности рождает представление о единстве и цельности. Вряд ли стоит касаться мелочей и последних достижений, которые индустрия внесла в железобетонное строительство. Отмечу только, что тут решены впервые в мире многие архитектурно-технические задачи…» (2, с. 34).
Горький сказал в интервью: «Вот только сейчас я хорошо рассмотрел гигантское здание, которое воздвигли у вас в Харькове, - Дом Государственной промышленности. Это чудесная гармония, выражение могучего духа рабочего класса» (2,с.34).
Но наиболее четко задуманная программа отражена в словах академика А. Е. Крымского: «Сегодня мы видели все, что делается здесь, на этой стройке и со всей силой почувствовали безграничность возможностей Советской Украины. Считаю, что нужно увековечить историю этого строительства книгой, фотоальбомом, потому что подобное свершение – урок общественной значимости не только для СССР, но и для Западной Европы. Я поражен обилием технических открытий, которые возникли во время создания этого колоссального дома. На здание Госпрома надо смотреть, как на воплощение мощи нашей страны, как на эмблему, на знак нашей прочности и незыблемости» (2, с.35).
Необходимо сказать об искренности этих высказываний. Свои впечатления о поездке на Украину (в Харьков) Владимир Маяковский выразил в стихах.
«Здесь
небо
от дыма
становится черно,
и герб
звездой пятиконечной вточен.»
Долг Украине. 1926 (13, С. 409)

Кроме индустриализации города он отметил и его излишнюю, по его мнению, украинизацию.

«Однажды
забросив в гостиницу хлам,
забыл,
где я ночую.
Я
адрес
по русски
спросил у хохла
Хохол отвечал:
- Не чую.»
(14, с. 138)

Журнал украинских футуристов «Нова генерація», в число сотрудников которого входил и Маяковский, немедленно отреагировал на это критической статьей, в которой напомнил о национальной ограниченности (14).
После введения в эксплуатацию Госпрома имя Дзержинского пропадает из его названия. Вероятно, оно не прижилось в названии дома именно потому, он расположен на площади им. Дзержинского, и достаточно странно выглядело бы в официальных документах имя Дзержинского, продублированное в названии и в адресе здания. В то же время название здания окончательно приобретает более привычную для нас сейчас форму – Госпром.
После постройки Госпрома программа строительства на площади Дзержинського расширяется. Проводятся новые конкурсы на застройку других участков площади. В этот момент Госпром становится эталоном. В первую очередь с ним сравниваются проекты будущих зданий на площади Дзержинского. Профессионалы спорят, выплескивая дискуссии на страницы периодических изданий, что такое Госпром (15). Основной вопрос можно ли говорить о стиле Госпрома или считать его объектом конструктивизма.
Сегодняшняя оценка Госпрома с позиции восприятия его как памятника архитектуры, начинается со статьи И. Сосфенова, написанной в 1934 году (16). Эта работа определила степень новизны Госпрома и поставила его в ряд памятников архитектуры.
Госпром изначально запланирован, как выдающееся сооружение. На протяжении всего строительства он позиционировался как достижение. Особую ценность Госпрому придает то, что программа, задуманная изначально, выполнена полностью, практически без изменений. Все достижения, которые ознаменовал собой Госпром, были тщательно запротоколированы и представлены общественности. Поддержка прессы и выступления знаменитых гостей обеспечили Госпрому мировую известность в качестве результата программ молодой советской страны.
Госпром является выдающимся архитектурным сооружением, но его ценность не исчерпывается только этим. Это здание имеет культурное значение, поскольку отражено во многих художественных произведениях: в литературе, на картинах и гравюрах, его изображение присутствует в эмблемах и на изделиях прикладного искусства, он неоднократно являлся декорацией при съемках кинофильмов. Госпром является историческим памятником.
Один из пунктов описания объекта по списку, предложенному ЮНЕСКО, звучит так «Политика и программы презентации и продвижения объекта». Политика и программы создателей Госпрома прослежены в данной статье. Необходимо создать современную государственую программу презентации объекта. При этом необходимо учесть, что здание является памятником культурным, историческим и архитектурным, крупнейшим харьковским административным и общественным центром. При нем должен работать музей. Создание программы современной презентации и продвижения Госпрома потребует участия многих специалистов и поддержки власти.

Список литературы

1. Нариси історії архітектри Української РСР (Радянський період). - К.:Держбудвидав УССР, 1962. - 351 с.
2. Звоницкий Э. М., Лейбфрейд А. Ю. Госпром. - М.: Стройиздат, 1992. - 80с.
3. Чехунов И. В., Дубовис Г. А. Госпром. Время. Судьба.- Х.: Изд. группа "Каравелла - Т. Л.", 2004.- 168 с.
4. Кенський Я. Будинок державної промисловости в Харкові // Науково-технічний вісник. - 1926. - № 2. - С. 20-27.
5. Самый большой дом в СССР // Пламя.- 1925.- №20.-С. 6.
6. Межиборський П. М. Будівельники 20-х років // Український історичний журнал. - 1968. - №9. - С. 122-125.
7. II-га всеукраїнська архітектурно-будівельна виставка. - Х.: Архітектурно-будівельна секція Харк. клубу робітників нар. госп., 1929. - 5 с.
8. На постройке дома Госпромышленности //Пролетарий. - 1926. - 9 октября.
9. Гамоляка И. И. Памятники советской архитектуры Харькова // Материалы к своду памятников истории и культуры народов СССР по Украинской ССР: Вып. 2. Харьковская обл. - К., 1984. -С. 90-110.
10. О специальной строительной организации Харьковского окрисполкома путем привлечения строительного аппарата Домгоспрома. – Харьковский областной госархив, ф. 845, оп. 3, д. 1577, л. 202-207.
11. Нова генерація.- 1928.- №1-12.
12. Семененко О. Харків, Харків... - Видання часопису "Березіль". Видавництво М. П. Коць, Харків - Нью-Йорк, 1992. - 160 с.
13. Маяковский В. В. Сочинения в двух томах, т. I/ Сост. Ал. Михайлова. – М.: Правда, 1987. – 768 с.
14. С. Червоний. Невдалі туристи /Нова генерація.- 1928.- №2. - С. 137 - 140.
15. Словінський А. Площа Дзержинського і Будинок кооперації // Нова генерація.- 1930.- №6-7.-С. 74-78.
16. Сосфенов И. Площадь Дзержинского в Харькове // Архитектура СССР.- 1934.- №2.- С. 60-62.

Комментариев нет:

 
посещений-счетчик посещений